В РФ планируют появление «государственных нянь» и реформу опеки – Льготы всем

В РФ планируют появление «государственных нянь» и реформу опеки – Льготы всем

Семьям с детьми-инвалидами планируют предоставить государственных нянь

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова заявила о том, что проект «Социальная няня» уже запущен в некоторых регионах России, однако он должен стать общегосударственным проектом, сообщает РИА «Новости». Формат предоставления услуг бесплатных нянь на полный рабочий день проработан и предложен органам социальной защиты населения.

На молодежном форуме «Территория смыслов на Клязьме» Анна Кузнецова рассказала, что в настоящее время проект «Социальная няня» уже работает в некоторых регионах России. «Это должно стать системным и серьезным большим государственным проектом», – отметила она.

«Мы здесь говорим не только о безопасности, но и о качестве жизни семьи в целом, потому что у мамы, наверное, должен быть выбор: остаться ли с ребенком или есть необходимость выйти на работу. Потому что, когда я создавала приют “Покров” в который приходили мамы с детьми на руках, в большинстве, конечно, они были выпускницы детских домов и им было просто некуда идти, был на руках маленький ребенок, ни работы, ни крыши над головой. Вот если бы эта программа с “Социальными нянями” работала тогда, то тогда бы, наверное, не нужен был “Покров”, а эти мамы спокойно могли бы устроиться на работу», – сказала Анна Кузнецова.

Проект «Социальная няня» – это программа по предоставлению государственных нянь для детей-инвалидов, дошкольников из малообеспечнных семей. Формат предоставления услуг бесплатных нянь на полный рабочий день уже проработан и предложен органам социальной защиты населения.

Ранее мы сообщали, что в России появятся профессиональные няни по уходу за детьми-инвалидами. Минобрнауки поддержал проект профстандарта для нянь, согласно которому они должны уметь присматривать и ухаживать за детьми-инвалидами. Няни смогут пройти обучение и получить соответствующий сертификат. Для частных нянь сертификация будет добровольной, для сотрудников госучреждений – обязательной.

Мы также писали о том, что Министерство труда и социальной защиты Башкортостана запустили новую социальную услугу – бесплатная государственная няня. Их услугами могут воспользоваться семьи с детьми в возрасте до 3 лет, а также семьи, с детьми-инвалидами. Для детей с инвалидностью ограничений по возрасту нет. Семьи, имеющие статус малоимущих, смогут воспользоваться услугами государственной няни абсолютно бесплатно, для остальных граждан эта услуга будет платной, хотя размер оплаты достаточно символический.

Детская неожиданность: «пакунок» и няня вместо пособий на новорожденного?

Интересное совпадение: почти одновременно правительство стало раздавать «бэби-боксы», анонсировало появление государственных нянь, а Конституционный суд признал «детские выплаты» не гарантированными Конституцией. Т.е. сделан первый шаг к их отмене. Понятно, что перед выборами на такое никто не решится. Но впереди Украину ждут огромные выплаты по внешним долгам. Главное, мягко подготовить общественность к «реформе выплат», задобрив приятными сюрпризами.

Украинский «бэби-бокс» – «пиратская копия» московского?

Не удивлюсь, если окажется что у премьера Владимира Гройсмана или его советников в Москве живет родня. Почему? Дело в том, что “Пакунок маляти” от Кабмина – точная копия подарка от мэра Москвы Сергея Собянина, который с 2020 года выдают всем новорожденным столицы РФ. Только на их коробке написано “Наше сокровище”. И вещи в ней подороже. Российские мамочки в соцсетях нахваливают, например, комбинезон-трансформер (мешок, который можно разделить на две ножки) с отстегивающейся подстежкой из овчины. У нас такого в наборе нет. Зато есть памперсы Helen Harper – точно такие же, как и в “сокровище” от Собянина. Кажется, я даже знаю, кто спонсор этой затеи в России и в Украине. Похоже на то, что подарочная коробка – это набор пробников от тех торговых марок, которые прибились к проекту. Сдобренные “гарниром” ситцевых и фланелевых пеленок, шапочек, боди и ползунков от анонимных производителей. Популярный педиатр Евгений Комаровский проанализировал наш “бэби-бокс” в своем видеоблоге на YouTube и, прежде всего, возмутился отсутствию этикеток на текстильных изделиях для детей. В Москве, кстати, весь текстиль – с наклейками: производитель, размер, состав, как стирать. Не удивительно, что очень скоро в соцсетях стали высказывать сомнения, что содержимое украинской коробки “тянет” на 5 тыс. грн. Родители новорожденных утверждали, что в лучшем случае подарок обошелся в 2,5-2,8 тыс. грн. Наконец, журналисты склонили к признанию замначальника департамента социальной политики КГГА Максима Бутченко: он проговорился, что набор на самом деле стоит 3,6 тыс. грн. После опубликования признания Бутченко в Министерстве социальной политики аж подпрыгнули. И разъяснили прессе, что наполнение “бэби-бокса” планируют со временем улучшать под присмотром ЮНИСЕФ. Потому и сумму заложили 5 тыс. грн.

Не так давно Конституционный суд вынес решение №1-3/2018(2717/14) по обращению 50-ти народных депутатов о том, что детские выплаты не гарантированы Конституцией. Их нельзя считать элементом соцзащиты. Они носят лишь вспомогательный и стимулирующий характер. И назначаются лишь в том случае, если Верховная Рада заложит их в госбюджет на следующий год. В принятом в ночь с 22 на 23 ноября бюджете-2019 помощь при рождении ребенка – 41 280 грн (в т.ч. единовременно 10 320 грн и по 860 грн. в месяц в течение 3 лет) сохранена. Потому что это бюджет избирательного года. Нет сомнений, что депутаты не рискнут с отменой данной нормы и в 2020 году – все-таки парламентские выборы. А дальше возможны варианты. Первая “реформа” детских пособий прошла почти незаметно весной 2014-го, сразу после победы “революции гидности”. Под шумок постмайданной эйфории правительство, состоявшее наполовину из “интуристов”, унифицировало сумму выплат на всех новорожденных, независимо от количества детей семье. Раньше на первого давали 20 прожиточных минимумов, на второго – 50, для третьего и дальше – 110. Через пропагандистскую кампанию в СМИ обществу намекнули, что многодетные у нас в основном богачи, которым госвыплаты безразличны, и всякие там алкоголики-тунеядцы, рожающие много детей ради получения пособий. Общество “проглотило” аргументы и согласилось на 10320 грн сразу после рождения и по 860 грн ежемесячно до достижения ребенком трех.Каким боком к нашей “коробке для новорожденных” пристроился ЮНИСЕФ, который обычно опекает детей в африканских и азиатских странах, можно только догадываться. Я бы связала его активность с ассортиментом “бэби-бокса”, в частности, с косметикой и “финтифлюшками” от иностранных производителей. Если говорить в целом об идее казенных подарков для новорожденного (правильно это называется “Born Box”, потому что “Baby box” во всем мире – окно спасения для новорожденных подкидышей, – автор), то она зародилась в Финляндии в 1938 году как помощь для малоимущих матерей. И не от хорошей жизни: на 1000 новорожденных там приходилось 65 смертей. В 2015 году этот показатель составил 2,3 и стал самым низким в мире. Но явно не благодаря “бэби-боксу”. Традиции финнов позаимствовали в разных странах. Преимущественно бедных. Именно там наборы раздает не власть, а благотворительные организации типа ЮНИСЕФ. Пишут, что в ЮАР коробки делают из пластика, чтобы в них можно было купать ребенка. У негров денег на ванночки нет. Да и водопровода в домах тоже часто нет. В Индии в коробку кладут дополнительно москитную сетку и набор белья и медикаментов для родов и послеродового периода. И выдают ее еще до появления малыша на свет. Тоже логично – много насекомых и всякой инфекции, опасной для матери и ребенка. А роды у индийской бедноты чаще всего происходят дома. В целом затея милая, но спорная. Особенно в избирателный год, который совпадает с пиковыми выплатами по внешним долгам. Казалось бы, власть должна максимально экономно использовать деньги на социальные программы. Но на пакет малыша в 2020 году правительство запланировало аж 1,8 млрд. грн. И это выглядит подозрительно. Особенно в свете решения КСУ. Выплаты при рождении заменят помощью малоимущим и “альтерантивами”?

В РФ планируют появление «государственных нянь» и реформу опеки – Льготы всем

Людям с судимостью нужно законодательно запретить трудиться в детских учреждениях, считает уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. По итогам проверки в Улан-Удэ выяснилось, что сегодня туда направляют даже приговоренных к обязательным работам — исполнять наказание. В интервью «Известиям» омбудсмен рассказала, как не допустить новых нападений на школы, подобных тем, что произошли в Перми и Бурятии. Она также обратила внимание, что важно усилить защиту детей от педофилов — за пять лет число преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних выросло на 40%. Кроме того, Анна Кузнецова анонсировала изменения в работе служб опеки.

— Анна Юрьевна, нынешний год начался с нападений подростков на школы в Перми и Улан-Удэ. Справедливо ли, на ваш взгляд, говорить о тревожной тенденции? Какие меры необходимо принять, чтобы исключить подобные инциденты в дальнейшем?

— Говорить о тенденции я бы не стала. Пока ведется следствие, работают специалисты. В Пермь я выезжала лично. Выяснилось, что первые тревожные сигналы относительно одного из ребят поступали еще в 2012 году. Его поставили на внутришкольный учет в связи с проявлениями агрессии в отношении сверстников. Однако на это не обратили должного внимания, ребенка перевели на индивидуальное обучение. Не подключили специалистов, которые помогли бы откорректировать его поведение. В 2020 году ситуация усугубилась, и за помощью к уполномоченным органам обратились уже родители подростка. Но и здесь принятые комиссией по делам несовершеннолетних меры ограничились наложением штрафа на самих же родителей.

Читайте также:  Депутаты хотят увеличить ЕДВ ветеранам боевых действий – Льготы всем

В Бурятию выезжали специалисты моего аппарата. Они установили, что в школе вопреки закону не организована надлежащая охрана. На момент нападения учреждение охраняла гардеробщица. Она не была ознакомлена даже с инструкцией охранника.

Поэтому я считаю, есть два принципиально важных момента, над которыми нам всем нужно работать: безопасность школ и совершенствование организации воспитательного процесса. Думаю, для профилактики таких случаев нужен целый комплекс мер: необходимо срочно ввести должности психологов во всех общеобразовательных учреждениях и провести серьезную профессиональную переподготовку действующих школьных психологов.

Требуют правок и некоторые законы. В Улан-Удэ, например, мои сотрудники обнаружили, что в школы и другие детские учреждения направляют для выполнения обязательных работ осужденных по статьям за преступления против личности, здоровья и жизни. В связи с этим я предлагаю дополнить статью 25 УИК РФ положением, согласно которому осужденные не смогут работать в организациях, где учатся, отдыхают или лечатся дети.

Что касается пострадавших педагогов — мы уже направили письма в адрес глав регионов, где произошли трагедии, с предложением представить учителей школ Наталью Шагулину и Ирину Раменскую к государственной награде за проявленные самоотверженность и героизм.

— На исходе 2020 года сотрудники аппарата уполномоченного разбирались в нашумевшей истории в Хакасии, где органы опеки забрали у Любови Лицегевич семерых детей из-за того, что у одного из мальчиков слишком длинные волосы. Какие проблемы вскрылись в ходе этой работы? И как их решить?

— На мой взгляд, то, что произошло, — не случайность. Необходимо пересмотреть критерии эффективности работы органов опеки. Она не должна представлять собой вечную погоню в поисках проблем в семье. Напротив, их задача — сохранять и поддерживать ее благополучие.

К сожалению, в органах опеки и попечительства высокая текучесть кадров. Многие сотрудники просто не успевают получить знания и опыт, необходимые для полноценной работы. А ведь эти люди должны действовать в такой чувствительной сфере, как жизнь семьи. Именно такую картину сотрудники аппарата уполномоченного наблюдали в Боградском районе Хакасии. Одни сотрудники опеки передали детей на воспитание в семью и уволились, другие наблюдали за детьми, третьи разорвали договор с семьей, а четвертые пришли в суд. Разумеется, так быть не должно.

Специалист должен знать все тонкости законодательства и уметь правильно их применять. А главное, он должен понимать, что сегодня мы говорим о приоритете сопровождения над контролем.

Сейчас создается межведомственная комиссия для работы по совершенствованию законодательства. В нее входят специалисты Минобрнауки, Минтруда, Минздрава, МВД, аппарата уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка и других профильных учреждений. Сегодня необходимо вносить корректировки, уточнять базовые понятия, пересматривать функционал и порядок работы органов опеки. Например, очень важен вопрос вариативного перемещения ребенка к родственникам либо в дружескую семью в спорной ситуации.

— В последние годы одной из главных забот государства и общества было снижение масштабов сиротства. В результате число детей, находящихся в казенных учреждениях, сократилось в разы. Можно ли говорить, что теперь на первый план выходит забота о семьях с детьми?

— Действительно, сейчас акцент смещается в сторону помощи кровной семье. Но мы не должны успокаиваться, пока хоть один ребенок остается в детском доме.

За последние годы стало вдвое меньше имен в федеральном банке данных детей-сирот. Вместе с тем у нас выросло количество приемных семей. А это требует отдельного внимания. С приемной семьей должны работать квалифицированные специалисты.

— Среди президентских поручений, направленных на поддержку семей с детьми, — ликвидация очередей в детские сады и ясли. Насколько сложно будет решить эту задачу?

— Это принципиально важная задача, выполнение которой поможет многим мамам, которые желают продолжить свою карьеру. У нас 5 млн матерей-одиночек воспитывают детей. Необходимо им создать условия для работы.

Уже сейчас есть успешный региональный опыт решения проблемы. Например, в Перми я ознакомилась с очень интересной практикой — выездных воспитателей. Это специалисты, которые получают аккредитацию при региональном министерстве образования и могут оказывать услуги по дошкольному образованию. Выездному воспитателю предоставляют автомобиль, и он может отправляться в дальние села и работать там (например, на базе жилья семьи одного из подопечных). В отдаленной местности, где растут всего несколько детей, строить детский сад не вполне целесообразно, да и просто может не хватать средств.

В Костроме, например, сконцентрировали внимание на оказании услуг семьям с детьми с особенностями развития. Подобный опыт есть и в Красноярске. Специалист помогает маме обучать ребенка, проводит с ним время, давая ей возможность ходить на работу.

— В последние годы, по данным медиков, детей с хроническими заболеваниями и инвалидностью становится всё больше. Минтруд указывал, что число инвалидов увеличивается пропорционально росту детского населения. Вы согласны с таким объяснением? Или все-таки приходится говорить о тревожной тенденции?

— Доля детей с ограниченными возможностями здоровья в структуре детского населения в последние годы не меняется. Но абсолютное число инвалидов становится больше, и это значит, что нам нужно активно развивать для них подходящую инфраструктуру.

Сейчас стоит вопрос о создании Всероссийской ассоциации родителей детей-инвалидов. Я беседовала с родителями, которые выступили в середине декабря с такой инициативой. Они рассказывают, что в некоторых регионах вообще не работают системы помощи детям-инвалидам. Нет преемственности и последовательности в решениях отдельных ведомств.

В последние годы активно обсуждаются вопросы инклюзивного образования. Обычно под этим подразумевается создание доступной среды в школах, разработка образовательных программ, подготовка специалистов для работы с детьми с особенностями развития. Но я считаю, мы должны говорить о подготовке всей школы к приему такого ребенка. Ведь для остальных детей аутист или ребенок с интеллектуальными нарушениями — человек из другого мира. Очень важно, чтобы педагог мог представить этого ребенка коллективу и работать с учетом его особенностей, так, чтобы ничьи права не были нарушены.

— Как часто дети становятся жертвами преступлений?

— За последние пять лет (2012–2017 годы. — «Известия») отмечается снижение количества преступных посягательств в отношении детей на 17,5%. Но есть одна тревожная тенденция — выросло на 40% число преступлений против половой неприкосновенности детей. Мы представили по этому поводу ряд предложений в комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, и правительство РФ поддержало их. В том числе — ограничение доступа к интернету осужденных за преступления в отношении половой неприкосновенности несовершеннолетних, специальный административный надзор, подобный тому, что ведется за людьми во время домашнего ареста. Также необходим специальный реестр этих лиц, чтобы они никаким образом не могли стать сотрудниками учреждений, работающих с детьми.

— В 2020 году законодатели после всплеска активности «групп смерти» приняли ряд поправок в УК РФ, ужесточающих наказание за доведение несовершеннолетних до самоубийства. На ваш взгляд, достаточно ли этих мер для решения проблемы подростковых суицидов?

— Запретительные меры — это полдела. Эта проблема связана с темой формирования ценностных установок детей. Необходим комплексный подход к формированию позитивного контента. Недавно мы в Министерстве культуры обсудили создание специального совета по организации и развитию детского контента.

Детская активность должна направляться в созидательное русло. Например, на участие в волонтерской работе или еще на какой-то полезный труд. Напомню, 2020 год объявлен Годом добровольчества.

Очень важно, чтобы дети увидели свой потенциал в помощи другим. Ребенок должен видеть, насколько он нужен. Тут можно долго рассуждать о том, какие проекты были бы детям интересны. Мне кажется, лучший пример для подростка — это сверстник. Помните «Тимура и его команду»? Активные подростки помогали тем, чьи близкие погибли в бою, и вовлекали в это своих ровесников. Сегодня ощутимо не хватает именно таких проектов.

Но, конечно, немаловажно, чтобы при волонтерской занятости или трудотерапии дети были в полной безопасности. А то у нас уже есть печальный пример из Республики Коми, где воспитанники интерната отправились на рубку борщевика и получили ожоги. Туда для разбора ситуации выезжали наши сотрудники. Занятия по безопасности воспитатели с детьми проводили, но вот за тем, чтобы они надели защитные костюмы, не проследили. А другого организованного досуга у подростков в летнее время в интернате не было. Если ребенок ничем не занят под контролем взрослых, происшествий, а может быть, даже трагедий не миновать.

— Минувшим летом дети отдыхали по новым правилам. После трагедии в Карелии, где утонули 14 школьников, был принят закон об организации детского отдыха, назначен ответственный орган — Минобрнауки. Что изменилось, по вашим наблюдениям?

— То, что назначено ответственное ведомство, я считаю, — принципиальная победа. Закон об организации детского отдыха должен быть наполнен более конкретным содержанием.

В прошлом году мы проводили мониторинг ситуации. Наши представители посетили сотни мест, где отдыхают дети, я сама ездила по лагерям. Иногда приезжаешь и радуешься тому, как у ребят всё хорошо. У нас не было в детстве таких возможностей. Но порой видишь такое, что мысль только одна: «Лагерь надо срочно закрывать, так как это опасно для жизни».

Читайте также:  Госпрограмма «Доступная среда» продлевается до 2025 г.

Даже после страшной трагедии, которая случилась в Карелии в 2016 году, было выявлено множество нарушений. Пример из лета 2020-го: ребенок в палаточном лагере в ХМАО был ранен пулей! Друзья директора проникли на территорию и устроили стрельбу по бутылочкам из пневматической винтовки. В зоне поражения оказался 11-летний мальчик, которому пулей повредило кишечник. К счастью, ему была оперативно оказана медпомощь.

Наши сотрудники выехали на место и составили просто бесконечный список нарушений — по всей территории был мусор, царила полная антисанитария, даже мыло у детей было одно на всех. В стационарном лагере, при котором разбили палаточный, также было всё плохо — не работала тревожная кнопка, в медблоке не было необходимых лекарств. Часть препаратов, вроде раствора аммиака, находилась в свободном доступе. По отдельности, конечно, про каждое нарушение можно сказать — «вот злые бюрократы придираются». Но в лагере даже не были закреплены должным образом ворота. А ими ребенка может убить!

Мы изучили состояние многих учреждений по всей стране, а также документы, программы, квалификацию сотрудников и подготовили итоговый доклад. Выводы, которые в нем изложены, не очень радостные. В 2020 году открылось меньше оздоровительных лагерей, чем год назад. Меньше детей отдохнули, в том числе находящихся в трудной жизненной ситуации и с особенностями развития. В целом отмечается устаревшая материально-техническая база, трудности в обеспечении охраны и безопасных условий пребывания, отсутствие софинансирования летнего отдыха из федерального бюджета.

— Можно ли сказать, что эту сферу зарегулировали в итоге до такой степени, что многим детям стало негде отдыхать?

— Такие выводы пока делать рано. Сыграла здесь свою роль излишняя регламентация или просто регионы не справились с самостоятельным финансированием? Поэтому мы говорим о необходимости федеральной целевой программы по летнему детскому отдыху. Кроме того, надо провести экспертизу учебных программ в лагерях, развивать систему подготовки кадров. Должны быть разные нормы для палаточных, спортивных, других видов лагерей.

Отдельно хочу коснуться отдыха детей-сирот. Они не должны ехать летом в один и тот же лагерь на три месяца каждый год. Необходимо, чтобы ребята отдыхали в разных регионах нашей большой страны.

На самом деле тема детского отдыха намного шире, чем организация работы учреждений. Ведь речь идет не только о времени, которое ребята проводят в оздоровительных лагерях. А что они делают в оставшиеся летние месяцы? Обычно в этот период не работают учреждения дополнительного образования. А если это подросток, то ему хочется работать. Организовано ли в городах трудоустройство этих детей? Этот механизм тоже надо проработать.

— На чем, вы считаете, необходимо сконцентрировать внимание в 2020 году?

— Стартует Десятилетие детства, и, как я уже упоминала, 2020-й будет Годом добровольца. У нас есть много проектов, которые мы начали в прошлом году и которые нужно продолжать. Это и социальные няни (создание в стране института сертифицированных бесплатных государственных нянь для присмотра за детьми до трех лет. — «Известия»), и семьеведение (преподается в школах в ряде регионов как факультатив. — «Известия»). Мы изучаем как положительные региональные практики, так и нарушения. Очень важно, чтобы своевременно делались выводы о системных проблемах. В целом приоритет темы детства — это забота о будущем. Важно, чтобы принятые документы, нормы, законы, планы не остались на бумаге, а помогли конкретной семье и конкретному ребенку. А это возможно, только если каждый из нас сделает всё что может для наших детей и нашего будущего.

За четыре месяца число россиян сократилось на 149 тысяч человек: предлагается создать Министерство семьи и службу государственных нянь

В первом квартале 2020 года рождаемость в России упала на 9,1%. Такие данные приводит Росстат. В указанный период на свет появилось 355,3 тысячи россиян (в первые три месяца 2020 года родилось 390,9 тысячи малышей). При этом умерло 462 тысячи человек. Соответственно, всего за три месяца естественная убыль населения (без учета миграции) составила 106,7 тысячи человек.

О «катастрофической потере населения» говорила и вице-премьер РФ Татьяна Голикова. По ее словам, за четыре месяца 2020 года население сократилось на 149 тысяч человек.

Коэффициент рождаемости по итогам 2020 года, по информации Росстата, стал минимальным за последние 10 лет. Он составил 1,58 (коэффициент рождаемости рассчитывается, как соотношение количества новорожденных и женщин фертильного возраста).

По планам, обозначенным в национальном проекте «Демография», в этом году коэффициент должен достигнуть 1,63. Однако данные, приведенные выше, позволяют усомниться в достижимости этой цели.

Основной причиной снижения рождаемости в Министерстве труда РФ считают снижение количества женщин детородного возраста (по меркам чиновников, фертильный возраст — от 15 до 49 лет). Это объясняют тем, что «в репродуктивный возраст вступило малочисленное поколение 1990-х годов».

Называются и другие причины. Например, зампредседателя комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, материнства и детства Сергей Рыбальченко считает, что коэффициент упал, потому что россиянки откладывают рождение первого ребенка. Жительницы страны предпочитают материнству получение образования и построение карьеры.

Эксперты предлагают массу своих вариантов повышения рождаемости. Среди них создание государственной службы нянь для краткосрочного присмотра за детьми с двухмесячного возраста, «формирование позитивного отношения к младенцам в обществе», оснащение большего числа культурных учреждений, заведений общепита и торговых центров детскими комнатами и комнатами матери и ребенка и так далее.

Например, глава Национального родительского комитета Ирина Волынец уверена, что проблему поможет решить Министерство по делам семьи, которое нужно сформировать на федеральном уровне. Узкоспециальное ведомство, сосредоточенное исключительно на проблемах семьи, материнства и детства, намного эффективнее справилось бы с ситуацией, считает общественница.

Власти в последние годы приняли определенные меры для улучшения демографической ситуации. Например, пособие за первенца, земельные участки для многодетных семей, материнский капитал и так далее. Однако, судя по всему, плоды эти меры пока не принесли.

Напомним, Саратовская область стала абсолютным лидером по убыли населения за последние три года.

rvs

Родительское Всероссийское Сопротивление

Министерство труда и социальной защиты России включило в предварительный проект плана основных мероприятий Десятилетия детства более 30 предложений уполномоченных по правам ребёнка. Одно из важнейших — проект внедрения института государственных нянь. Согласно инициативе, подобные услуги должны быть сертифицированы и предоставлены сотрудниками соцзащиты. Программа пока на стадии обсуждения, но идея о государственных нянях уже вызывает споры в родительском сообществе. Подробнее о самом проекте и рисках, которые общественники связывают с его реализацией, читайте далее.

Что известно об инициативе

Заявление о создании института государственных нянь для детей до трех лет уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова сделала во время поездки в Башкирию. Возможность реализации этой идеи она обсудила с Рустэмом Хамитовым — главой республики, где с марта действует пилотный проект социальных нянь.

Инициатива вызвана тем, что более пяти миллионов матерей в России воспитывают ребенка в одиночку, а около трехсот двадцати тысяч детей не получают мест в детских садах, поскольку их строительство в некоторых отдаленных регионах “нерентабельно”, пояснила омбудсмен.

По ее словам, государственных нянь будут набирать из учреждений соцзащиты, их услуги будут бесплатными.

Они будут обладать специальными знаниями и иметь сертификат – это позволит сделать помощь детям в возрасте до трех лет более гибкой. Необязательно для этого строить детский сад: присмотр за детьми до трех лет можно будет осуществлять более гибким форматом. Многим мамам, когда они имеют трудовую занятость, боятся ее лишиться, это поможет подумать о рождении следующих детей. Поможет и молодым мамам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации“, — рассказала Кузнецова.

На предложение уже откликнулись в Роструде: там отметили, что введение сертификации поможет легализовать труд нянь как самозанятых граждан. В комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства также высказались “за”: как заявил член ОП РФ Сергей Рыбальченко, в палате работают над тем, чтобы внести соответствующие предложение в Министерство труда и социальной защиты.

Решить уже имеющиеся проблемы

Лидер движения “Российским детям — доступное дошкольное образование” Кирилл Дружинин утверждает, что только в Москве около 100 тысяч детей не могут получить места в детском саду. По его словам, официальные цифры столичного правительства о стопроцентной доступности дошкольного образования не соответствуют действительности.

С введением электронной очереди появились понятия “актуальная очередность” и “отложенная”. Актуальная – это для тех детей, у которых прошла желаемая дата зачисления в сад. Отложенная – те, кто пойдет в сад этой осенью. У всех, кто не получил место, автоматически меняется “желаемая” дата зачисления на год вперед. Таким образом, формально очереди нет. Я занимался случаями, когда дети были в очереди с 2010-го, 2011-го, 2012-го годов. Мест так и не дали“, — рассказывает он.

Дружинин отмечает, что в Бурятии сложилась аналогичная ситуация: по документам, очереди на место в детские сады нет, хотя, судя по жалобам, только в Улан-Удэ без дошкольного образования остаются больше шести тысяч детей. По словам представителя родительского сообщества, если невозможно решить даже имеющуюся проблему, инициатива с введением института государственных нянь, будет еще менее эффективной.

Детские сады предполагают, что двумя десятками детей занимаются два-три специалиста. При институте государственных нянь за те же деньги предлагается сидеть с одним ребенком, максимум, двумя. Все эти функции нянь могут выполнять педагоги-воспитатели в детских садах. Это будет намного дешевле: использовать уже имеющиеся ресурсы, нежели тратить бюджет на создание и реализацию новых нормативных актов“.

Читайте также:  В 2020 г. списки жизненно важных и льготных лекарств расширятся

Также Дружинин выразил сомнение в том, что услуга будет популярной: “Я десять раз бы подумал, прежде чем доверять ребенка государственной няне из соцзащиты. Зарплаты там низкие – кто туда пойдет? К тому же, няня не решит проблему социализации ребенка. Этот институт только помешает развитию сети государственных и частных дошкольных учреждений, которые сейчас нужны”.

Без компенсаций

Одним из решений проблемы с очередями в детские сады, предложенных государством, стала выплата компенсаций родителям. Законопроект о внесении изменений в соответствующий закон был создан в 2011 году, но на федеральном уровне его так и не утвердили, оставив право за регионами самостоятельно установить вид компенсации. Так, предлагалось выплачивать до пяти тысяч рублей матерям, которые не могут устроить детей от полутора до шести лет.

В результате, в большинстве регионов местные власти предпочли повысить возрастной ценз в детских садах, чтобы не разорять бюджет. Однако в некоторых городах выплата компенсаций осталась, это Пермь, Липецк, Самара, Томск, Красноярск.

Самая крупная компенсация – в Перми и Красноярске – пять тысяч рублей. В остальных городах – это от одной до трех тысяч. Что на эти деньги можно сделать?“, – задается риторическим вопросом Кирилл Дружинин.

В июне глава “Коллективной защиты” Марат Аманлиев предложил серьезнее подойти к проблеме компенсации родителям затрат на услуги нянь: ежемесячно выплачивать минимум 20 тысяч рублей. Сначала в Совете федерации назвали инициативу разумной, но в итоге ото всех ведомств, куда общественники направили предложение, поступил отказ.

Конституция не гарантирует никому няню, а бесплатное дошкольное образование – да. Но все государственные органы власти, имеющие право законодательной инициативы, а именно: Совет Федерации, Уполномоченный по правам человека, Госдума, Министерство образования, – заявили, что права детей не нарушаются, когда нет мест в детском саду“, – рассказал РИА Новости юрист.

По его словам, на новый институт государственных нянь должны закладываться бюджеты. Адвокат выразил сомнение, что даже средних зарплат по регионам – а это 10-15 тысяч рублей – хватит, чтобы привлечь в профессию высококлассных специалистов с большим опытом работы, либо увеличить штат работников соцзащиты.

Достаточно исполнять гарантии, которые уже прописаны в Конституции, а не делать все государственным“, – добавил Аманлиев.

Ювенальные риски

Председатель общероссийской общественной организации защиты семьи “Родительское Всероссийское сопротивление” Мария Мамиконян рассказала РИА Новости, что обязательная сертификация может лишить права работы большинство нянь: “Няни сегодня – это молодые женщины, которые любят детей и которым надо подработать. Они реально помогают мамам сидеть с детьми – постоянно или разово. Но далеко не у всех нянь найдутся деньги на прохождение курсов для сертификации. Получается, что этот контингент будет практически полностью отсечен. А какой привлекут? Не сотрудниц ли соцзащты (что-то на эту тему уже звучало), давая возможность органам опеки расширить свой штат и взять под контроль те семьи, которые об этом совсем не просят?“.

Но более серьезная проблема – возможное усиление ювенальной практики, продолжает эксперт. “Это тут же будет введено в услуги, осуществляемые НКО. Конечно, будет сказано, что няня – дело добровольное. Но в законе 442-ФЗ, регламентирующем услуги нуждающимся группам населения, который мы критиковали с момента появления в 2013 году, есть лазейки для ювенального вторжения в семью. Под общим лозунгом о “добровольности” услуг для семьи, в законе отдельной статьей прописана возможность так называемого “социального сопровождения” – когда услуги уже не выбираются, а навязываются под предлогом необходимой помощи. Семья оказывается под диктатом опеки и, тем самым, в группе риска на изъятие детей. Боюсь, сертифицированные няни станут “троянским конем”, запущенным в семью“.

Есть и еще один риск: решение о сертификации нянь может привести к тому, что нормальная российская практика присмотра за детьми бабушками, дедушками, старшими сестрами и братьями окажется вне закона, делится опасениями Мамиконян: “Возникнет нездоровая тенденция доносов на тех, кто оставляет детей с бабушками. Уже сейчас в огромном количестве случаев детей изымают по “Акту о беспризорности/безнадзорности”, тогда как ребенок находится дома или на прогулке с кем-то из старших родственников. Говорится, что законным представителем является только мать, а “бабушка ему – никто”. Один из таких совершенно возмутительных случаев произошел в феврале в Нижнем Тагиле, где ребенка схватили и увезли от подъезда, где он гулял с бабушкой, захлопнув дверь машины перед прибежавшей матерью – фактически похитив“.

Также глава общероссийской общественной организации обратила внимание на отсутствие анализа итогов предыдущей пятилетней Национальной стратегии действий в интересах детей и попытки подмены действительно широкого общественного обсуждения стратегических вопросов: “Стратегия на десять лет – это грандиозный замах. Мы считаем, что предыдущая программа, которая была написана под воздействием ювенальных западных установок и тоже не обсуждена перед принятием, должна быть проанализирована хотя бы по своим результатам. Минуя широкое обсуждение стратегии, недопустимо переходить к выбору тактики, на уровень конкретных предложений. Это то, к чему нас сейчас понуждают, по сути, игнорируя Указ Президента от 1 июня 2020 года, где была отмечена необходимость анализа Стратегии 2012 – 2020. Однако родительский актив хорошо понимает цену ошибки в данном вопросе и не собирается идти на его профанацию“.

Требования к няням

Большинство опрошенных корреспондентом родителей заявили, что им не важно, имеет ли няня сертификацию, главное – чтобы она находила общий язык с ребенком. Москвичка Елена Логвинова призналась, что пользовалась услугами нянь в течение пятнадцати лет: сначала прибегала к рекомендациям знакомых, потом – к онлайн-сервису бебиситтеров (как правило, студенты, которые могут посидеть с детьми или сводить их на кружки).

Жительница Подмосковья Татьяна Мельникова выразила сомнение в эффективности сертификации, но добавила, что “если госняни не отменят остальные сервисы, это только усилит конкуренцию“, что, по ее мнению, скажется на рынке положительно.

Другая мама поделилась опасениями, что “вывод нянь из тени” усложнит жизнь родителям.

Скорее всего, нельзя будет менять няню до истечения контракта. К тому же, нам придется предоставлять оплачиваемый отпуск или больничные. Что касается сотрудников соцзащиты – я бы опасалась им доверять детей. В моем понимании, это люди, которым плевать на детей, лишь бы все сходилось по бумагам“.

Няня с многолетним стажем работы не только в России, но и за рубежом, Алина Хакимова, сообщила, что никто, кроме самих родителей, не сможет проверить реальный профессионализм ее коллег: “В работу няни входит знание психологи, педагогики, медицины – учиться можно бесконечно. Но только многолетняя практика дает понимание того, что правильно, а что нет: теория не работает одинаково на всех детях. А результат воспитания и навыков проверить возможно только через несколько лет, когда ребенок вырастает. Вначале можно только выяснить лишь личные качества няни, но никак не ее профессионализм“.

Однако руководитель агентства домашнего персонала Confidence Мария Пушкарская отметила, что сертификация нянь может помочь избежать встречи с некомпетентными специалистами: “К нам периодически приходят женщины на позицию домработницы/помощницы по хозяйству, от которых все чаще можно услышать такую фразу: “А, так я еще и няней могу! Своего воспитала, подружке еще помогала посидеть с малышом, пока та за хлебом ходила”. Такое не должно быть нормой. Работа с детьми – это сложный (няня отвечает за грамотное развитие ребенка), ответственный (няня отвечает за безопасность ребенка), требующий наличия соответствующих знаний и навыков процесс“.

Минимум документов, которые няне необходимо иметь при себе, по словам Пушкарской, – это сертификат о прохождении обучающего курса или наличие педагогического образования, справки о состоянии здоровья, об отсутствии административно-уголовной ответственности и о психическом статусе.

Обучающий курс должен включать не только педагогические методы, но и знания об этикете, субординации, правилах оказания первой медицинской помощи, поведении в чрезвычайных ситуациях, об особенностях психологического климата в семье, рассказала руководитель агентства.

Что касается сотрудников органов социальной опеки, которых так часто опасаются родители, у них редко есть опыт работы непосредственно в семье, но навыков психологов, логопедов, дефектологов и воспитателей дошкольных учреждений обычно хватает для полноценного ухода за ребенком, добавила Пушкарская.

Не новая идея

В Бурятии при Министерстве социальной защиты уже пять лет работает проект “Бабушка на час”. Чаще всего, за такой помощью обращаются семьи, в которых есть дети с инвалидностью, рассказывала журналистам и. о. начальника информационно-аналитического отдела министерства Мария Ивайловская. В регионе работает больше шестидесяти “активных бабушек”, готовых помочь и имеющих медицинское или педагогическое образование.

Инициативу переняли и другие регионы: Владимирская, Ивановская, Орловская, Нижегородская области. Как правило, бабушки сидят с детьми не очень долго — по два-три часа. В нескольких регионах они даже выходят по вечерам на улицы, чтобы напомнить детям, что пора домой.

В начале весны в Башкортостане появились социальные няни. Однако, по словам начальника управления развития социальной инфраструктуры и интеграции инвалидов Дмитрия Дубровина, пока они “не так востребованы, как хотелось”. По его предположению, причиной стала низкая информированность граждан.

Оцените статью
Добавить комментарий